Комсомольская правда: Чиновники не стареют!

08 августа 2012 года

В Петербурге провожают на пенсию 95-летнего госслужащего

Работа в удовольствие

Борис Александрович Рябинкин не похож на чиновника из уездного города N. В ряду гоголевских Маниловых, Собакевичей и даже Акакиев Башмачкиных вряд ли найдется ему место. Некогда он главный архитектор института Гипроприбор, художник, мечтатель. Сейчас - советник начальника Службы государственного строительного надзора и экспертизы. И сегодня отмечает юбилей - 95 лет. Почти целое столетие! А человек передо мной жизнерадостный, с лучистыми глазами. И все еще на государственной службе.

- Мне в удовольствие работать с людьми, поэтому так долго и задержался, - улыбается Рябинкин. - Многие не верят, что столько лет без перерыва можно трудиться, да еще и официально. Дочка все время причитает - пора на пенсию, иди уже, грядки на огороде копай. А я не могу, мне работа всю жизнь доставляла радость.

Борис Александрович проектировал известные приборостроительные, часовые, ювелирные заводы, научно-исследовательские институты, дома отдыха и санатории. Например, Петродворцовый часовой завод, завод «Русские самоцветы», ленинградский институт ВНИЭП, Ленэлектронмаш, завод «Буревестник», а также предприятия во всех бывших республиках СССР. Его проекты «живут» и за рубежом - в Индии, Болгарии, Китае, Кубе, Польше. Затем волею судеб Рябинкин перешел в чиновники.

Нынешние и прежние госслужащие отличаются друг от друга, считает долгожитель.

- В советское время чиновники были весьма эрудированными, легче было с ними работать. Сейчас деньги на все влияют. Но все равно есть немало людей порядочных, честных, с которыми приятно сотрудничать.

Городу надо уходить под землю

- Как архитектор с большим опытом, какие советы можете дать современным зодчим?

- Не надо бояться зарываться в землю! Петербург должен стремиться использовать подземные площади. Сейчас в центре экстренно не хватает парковок. Это заметно по количеству машин на улицах. Высотные здания все же лучше строить на окраинах, ведь у нас уникальный город с неповторимой архитектурой.

- А недостатки какие у современного Петербурга?

- Думаю, в новом Генплане много недостатков. Центр - отдельная история, эти ужасные мансарды, которые уродуют город... Неправильно, что разрешили покупать участки в исторической части. Большое количество машин, создающих пробки, - все это можно было предусмотреть раньше.

Вместо работы - кисть и краски

- После юбилея, чем будете заниматься?

- Покину службу. Отпраздную и пойду на покой. Чтобы не говорили, что засиделся. Возьму этюдник, акварель, отправлюсь в свой домик, который сам построил и спроектировал, и буду пейзажи рисовать. Раньше- то некогда было.

- Коллеги говорят, что вы с детства мечтали стать архитектором.

- Ой, ну откуда в детстве такие серьезные мечты? Я вырос в Китае, папа - дипломат. Помню, как выходил в поле, чтобы запустить бумажного змея, мне это очень нравилось. Мечтал, когда вырасту, стать летчиком. Но вот не исполнилось. Параллельно увлекался конструированием, строительством. Сам себе домик во дворе соорудил еще будучи ребенком. Рисовал много. А потом как-то само собой потянуло в архитектурный институт. И не жалею! Доволен, что выбрал эту дорогу. И жизнью, которую прожил.

- И все же, как удалось так долго сохранять интерес к работе?

- Я всегда старался находить нестандартные решения, даже если мне говорили, что это невозможно. И каждый раз оказывалось, что все действует. Выход всегда есть, даже если кажется, что его нет. Может, стоит просто посмотреть на ситуацию под другим углом.

Автор: Екатерина СТЕКОЛЬЩИКОВА

Оригинал материала смотрите здесь: http://spb.kp.ru/daily/25928/2878126/

Назад