Ктостроит.ру: Александр Орт: «Я еще могу принести пользу строительной отрасли»

08 июня 2012 года

Покинув пост начальника Службы государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга, Александр Орт намерен взяться за новое дело.

О внезапных перестановках в структуре Службы и о переменах на строительном рынке он побеседовал с «Кто строит в Петербурге».

- Сегодня в строительном комплексе все обсуждают ваш уход. Строители понимают, что это так или иначе отразится на отрасли. Для вас отставка была неожиданностью?

- Нет, это было вполне прогнозируемо. Формирование новой команды можно было предвидеть. Естественно, я знал, что рано или поздно встанет вопрос: продлевать работу еще на год или нет. Было бы вполне логично ожидать смены на более молодого, перспективного специалиста. Отставку я воспринял нормально. Неожиданность была в другом. Накануне я согласовал с вице-губернатором отпуск (с 18 июня) и буквально через три дня узнал о том, что мне нужно уходить. Для вице-губернатора, между прочим, это тоже было неожиданностью, потому что в тот момент, когда я спросил, кому передавать дела, он не мог мне ответить.

- Вы говорите, что должна быть смена на «молодых и перспективных». Вы можете сказать, что, судя по перестановкам в структуре власти, это действительно так?

- Как правило, любая смена в первую очередь именно этим и объясняется: должны прийти молодые перспективные, с новыми взглядами и т.д. Будем надеяться, что у нас это действительно так.

- Чем планируете теперь заняться?

- От себя никуда не уйти. Уж если я призван с самого начала заниматься строительством, то постараюсь продолжить это дело, пока хватает сил. А силы есть, желание и настроение – тоже. Я еще могу в чем-то принести пользу строительной отрасли: в теории или практике, неважно. Я могу внести свой вклад. Сейчас пока отдохну месяц-полтора, а потом буду включаться в активную жизнь.

- Научную работу не оставляете?

- Я продолжаю ею заниматься. Недавно, 28 мая, у меня был своего рода маленький рубеж: я защитил докторскую диссертацию на тему «Управление качеством и эффективностью регионального строительного комплекса». Говорят, есть две новости: одна – плохая, другая – не очень. У меня вот вышло чуть по-другому: одна – хорошая, другая – не очень.

- Долго работали над докторской диссертацией?

- Когда я защитил кандидатскую, а это было в 1999 году, думал, что на этом можно остановиться. Я отошел от науки лет на пять, но потом постепенно снова затянуло. Практические навыки, ну и вообще вся строительная жизнь подтолкнули меня к тому, чтобы продолжать научные исследования. Все подсказывало, что в теории еще остается поле непаханое. Неожиданно для себя я вернулся к науке, стал накапливать материалы, собирать наработки. Написал диссертацию благодаря старшим товарищам, которые время от времени меня поправляли. Огромное спасибо Юрию Павловичу Панибратову (доктор экономических наук, профессор, председатель президиума Северо-Западного регионального отделения РААСН – ред.)! Именно он первым подвигнул меня на научные исследования. Он сопровождал меня в работе и над кандидатской, и над докторской.

- Хватает ли в строительной науке практиков?

- В Петербурге неплохая строительная база, крепкий трудовой ресурс. У организаций, которые уделяют серьезное внимание науке и теории, дела, в общем, неплохо спорятся. Взять, к примеру, того же Заренкова (Вячеслав Адамович Заренков – председатель совета директоров группы компаний «Эталон» - ред.). Он сам доктор наук, на научной основе построил работу своего холдинга. Надо сказать, что результаты такой системы очень хороши. Компания «ЮИТ» дружит с наукой. Там, где нет разрыва между теорией и практикой, дела всегда идут неплохо. Даже если руководитель сам не имеет ученой степени. Так обстоят дела в «Строительном тресте». Его глава Евгений Резвов – практик чуть ли не с малолетства. Он не кандидат и не доктор, зато его помощники занимаются наукой. Сплав опыта и науки дает хороший результат. Кстати, «Строительный трест» в этом году празднует 20-летие. Я с удовольствием с этим поздравляю всех его сотрудников со страниц вашей газеты!

- Сейчас многие говорят о новой волне кризиса. Как вы оцениваете в этом свете перспективы строительной отрасли?

- Строительный рынок – это инерционный механизм, который тяжело настроить и запустить. Но и останавливается он непросто. В то время как иные отрасли ощущают на себе абсолютный кризис, то стройка движется еще по инерции. Кризис, который мы миновали, ощущался только с точки зрения строящихся объектов, их ввода. С точки зрения финансов, компании в целом скорректировались правильно, благодаря чему и вышли из кризиса. Думаю, что и сейчас может произойти то же самое. Строители еще раз пересмотрят свои возможности и перспективы. Петербургский строительный комплекс, один из лучших и надежных в стране, невзирая ни на что, должен пережить кризисные предпосылки. Правда, для этого нужно одно важное условие: у строителей должны быть понятные правила, по которым можно было бы работать в любом регионе России.

- А у нас их пока нет.

- К сожалению, пока нет. Губернатор периодически проводит встречи со строителями по этому поводу. Чем быстрее заработают правила, темы быстрее будет развиваться отрасль. Надо форсировать определение новых правил.

- В отчетах комитета по строительству с каждым месяцем все меньше сданных квадратных метров. С чем вы это связываете?

- Как правило, причин всегда несколько. Было бы неправильно связывать это только со сменой состава правительства. Если бы в начале этого года были сформулированы правила строителей, особых волнений бы не было. Проблема в том, что решение вопросов откладывалось. Сначала смена губернатора, потом – вице-губернатора… Все накладывается друг на друга. Кроме решения организационных вопросов правительству следует определить новые правила игры, принять более конкретные меры в отношении градостроительной политики. Когда все будет ясно, тогда строители и активизируются. Сейчас они занимают выжидательную позицию.

- Многие чиновники сегодня предпочитают общаться с горожанами посредством Интернета. Как вы относитесь к таким новшествам?

- Я бы не сказал, что это дань моде. Общение должно быть разным, в том числе и через Интернет. Помню, когда я пришел в надзорный орган, у нас был всего один компьютер: у секретаря. Мы делали все, чтобы идти в ногу со временем: приобретали компьютеры, обучали людей. Сейчас есть уже мобильные приставки, чтобы люди оперативно работали на строительном объекте. Это ускоряет процесс в целом. Однако я все же предпочитаю живое общение с людьми.

- Как вы воспринимаете критику градозащитников?

- Среди градозащитников много тех, кто считает, что только они ценят историю и никто более. Им кажется, что только они это понимают. Изначально как-то все складывалось так, что все эти градозащитные явления почему-то активизировались в канун политических событий. Выборов, например. Ведь завоевать электорат гораздо проще путем отторжения и противостояния, чем каким-то конкретным делом. Сегодня градозащитники стоят на определенных позициях. Их критику я всегда воспринимал спокойно. Даже с некоторой благодарностью. Если все складывается хорошо, глаз замыливается, а когда есть противодействие, задумываешься: может, в чем-то ты действительно неправ. Я благодарен градозащитникам за то, что они не давали мне все это время спокойно жить. Они держали меня в тонусе.

- Строительство каких объектов вам приходилось контролировать лично?

- В строительной отрасли я прошел все стадии. Работал и главным инженером, и начальником строительного управления, и строил непосредственно сам. В 1969-1970 годы, например, будучи фрезеровщиком, я внес рационализаторское предложение в строительство Гренадерского моста. Его перила сделаны лично моими руками. В 1980-е годы, когда я был начальником строительного управления, мы прокладывали водопровод и канализацию, и мне было обидно, что результаты нашей работы не видны. Едешь по городу и, кроме люков, ничего не увидишь. Работа такая неблагодарная, а видишь одни люки. В те годы я думал: «Какая легкая у заказчика жизнь! Захотел – подписал, не захотел – не подписал». Через восемь лет работы в подрядной организации я перешел в управление капитального строительства (УКС) и понял, что быть заказчиком – тоже нелегкий хлеб. Это тяжелый труд – подготовить строительство, вести его, а затем эксплуатировать объект. Я почти десять лет проработал в УКС, сам вел надзор за объектами. Как заказчик я лично принимал активное участие в строительстве Ледового дворца. Объектов было много…

- Какую стройку можно назвать стратегически важной для города?

- Трудно сказать. У города было много стратегических программ. Сейчас происходит переоценка ценностей. Считаю, что важным проектом по-прежнему остается Западный скоростной диаметр. Это главный объект, который должен облегчить жизнь горожан и будет достойно представлять Петербург.

- Можете предположить, как будет меняться работа в Службе после вашего ухода?

- Все, что в службе состоялось за десять лет: традиции и специалисты, - на мой взгляд, должны сохраниться. Когда мы начинали работать, средний возраст наших сотрудников был 48 лет. Сегодня уже 42 года. Коллектив Службы омолаживается. Сейчас работают молодые, энергичные профессионалы. Менять что-то внутри Службы нецелесообразно. А вот то, что касается внешнего курса, наверное, может измениться. У нового руководителя может быть новый взгляд, иные подходы к работе. Хотя в целом, на мой взгляд, поправлять нечего. Служба работала и будет работать. Наша работа ведь была нацелена на то, чтобы влиять на процесс незаметно. В этом искусство надзорных органов: наблюдая, не мешать.

Оригинал материала смотрите здесь: http://ktostroit.ru/news/interview/176847/

Назад