Известия: «У нас нет полномочий полиции, чтобы срочно выезжать и останавливать работы»

17 апреля 2012 года, 21:50

Начальник Госстройнадзора Александр Орт о Пушкарских банях, Фонтанке,145-Б, и других скандальных объектах

Когда в Петербурге упорядочат снос исторических зданий, почему компании-нарушители продолжают работать на рынке и сколько стоит незаконная стройка в центре города? В канун Международного дня охраны памятников и исторических мест на вопросы обозревателя «Известий» ответил начальник городской Службы государственного строительного надзора и экспертизы Александр Орт.

— Скандалы в строительной сфере возникают постоянно, о нарушениях говорят очень много. Александр Иванович, а вы могли бы вот так, навскидку, назвать самых злостных нарушителей? Ведь наверняка есть такие компании?

— Не ошибается тот, кто ничего не делает. Конечно, есть компании, которые попадают в наше поле зрения чаще, чем остальные. И я не раз говорил о «черном списке», который появляется в конце каждого года, когда мы подводим итоги своей работы. Вот и в прошлом году выявлены компании, которые совершили 6-7 и даже больше правонарушений за год, причем есть предприятия, которые более шести раз привлекаются к административной ответственности за одни и те же правонарушения в сфере строительства.

— И что с ними происходит? Вот они совершили 6-7 правонарушений и спокойно работают дальше. Ваш «черный список» для кого-то становится действительно черным? Хотя бы одну компанию по его итогам отстранили от работы?

— У нашей службы нет полномочий полиции — срочно выезжать и приостанавливать работы. Мы работаем в рамках Кодекса об административных правонарушениях, которым предусмотрены штрафы до миллиона рублей и судебное решение о приостановке строительства.

На нарушителей мы обращаем особое внимание и проводим в отношении их более строгий надзор. Кроме того, подаем эти списки в саморегулируемые организации (СРО), которые имеют право принимать в отношении злостных нарушителей меры дисциплинарного взыскания вплоть до исключения их из своего состава и лишения допуска на проведение строительных работ.

— Довольно много конфликтов связано со строительством в центре города и охраной исторических зданий. В этом вопросе ваша служба как-то взаимодействует с КГИОП?

— В прошлом году КГИОП законодательно наделили полномочиями выдавать разрешения на строительство в том случае, когда здание — объект культурного наследия. Наша служба на таких объектах осуществляет надзор, если есть положительное заключение государственной экспертизы и разрешение КГИОП. А после завершения работ наше ведомство выдает заключение о соответствии построенного объекта требованиям проекта и технических регламентов, на основании которого КГИОП выдает разрешение на ввод в эксплуатацию. То есть сотрудничество у нас с комитетом достаточно тесное.

— Тогда реальный пример — здание на Фонтанке, 145-Б. «Известия» не раз писали про этот случай: у застройщика не было разрешения на строительство, а он начал вести работы. Как такое было возможно? И насколько распространены такие нарушения?

— Подобные случаи квалифицируются законом как административное правонарушение — строительство без разрешения. К решению проблемы на Фонтанке,145-Б, подключились все ведомства, а также руководители города. Выяснилось, что у застройщика есть проектное решение о сносе, есть заключение МЧС, но нет ни распоряжения администрации района, ни разрешения на строительство. Поэтому застройщик был привлечен к административной ответственности — на него был наложен штраф в размере 500 тысяч рублей.

— Всего-навсего? Но с такими штрафами у нас пол-Петербурга снесут! Есть еще какие-то санкции в таких случаях? Или для этого должны подключиться другие службы?

— Кроме штрафов, законодательством предусмотрено еще одно наказание — приостановка деятельности компании на 90 суток по решению суда. Кроме нашей службы, в процессе пресечения таких правонарушений могут участвовать прокуратура и полиция. Дело в том, что внятного регламента на снос зданий сейчас нет не только в Петербурге, его существует и на федеральном уровне. Легально застройщик может снести здание, если это прописано в инвестиционном договоре, либо если есть согласование МЧС об аварийности здания и распоряжение администрации района. Или же снос обозначен в проектной документации, которая прошла государственную экспертизу в нашем ведомстве.

— Но градозащитники утверждают, что даже Пушкарские бани — от них остался один фасад — были снесены с нарушением закона. Та же история со зданиями на 12-й Красноармейской улице и домом на Ждановской набережной, 10. Получается, что без разрешения на ведение работ, выданных Госстройнадзором, этих сносов бы не случилось?

— В случае с Пушкарскими банями наша служба выдала разрешение на строительство в прошлом году, а здание было снесено в 2007-м. Здания на 12-й Красноармейской и Ждановской набережной были снесены также в отсутствии нашего разрешения. Все застройщики были привлечены к административной ответственности. Так что винить нашу службу и утверждать, что без нашего разрешения сносов бы не случилось — это абсурд, заблуждение. Более того, сейчас в судах рассматриваются иски застройщиков, которые считают, что они имели все основания для сноса, а наши штрафы неправомерны. Сегодня все споры решаются в судебном порядке.

— А если застройщик снесет объект культурного наследия, что тогда?

— В такой ситуации законодательство предусматривает уголовную ответственность. Но я хочу уточнить: подавляющая часть земельных участков находится в собственности города. И перед тем как что-то делать, арендатор земли должен согласовать свои действия с собственником, то есть с городом. У нерадивого арендатора город может изъять объект с землей, да еще и потребовать возмещения убытков.

— Вы сказали, что регламент сноса зданий до сих пор не разработан, даже на федеральном уровне, а как он мог бы выглядеть, по вашему мнению? И каких еще законов не хватает Госстройнадзору для более эффективной работы?

— Для нас важно, чтобы этот регламент четко определял сам процесс. Если снос — этап строительства, тогда, прежде чем что-либо сносить, нужно разработать проект и пройти экспертизу. Либо признать снос здания предварительным этапом и наделить органы исполнительной власти полномочиями по выдаче разрешающих снос документов. Что касается других законодательных норм, то хотелось бы изменить деятельность саморегулируемых организаций в сфере строительства. Мне кажется, СРО должны более активно заниматься проблемой качества, а не только защищать и отстаивать свои интересы.

Оригинал материала смотрите здесь: http://www.izvestia.ru/news/522309

Назад