Глава Госстройнадзора Александр Орт: К качеству строительства в Петербурге, к сожалению, возникают вопросы

28 февраля 2011 года

Александр Иванович, каковы итоги работы Службы за первые месяцы 2011 года? Какие задачи стоят перед службой в этом году?

На сегодня службой выдано порядка сорока разрешений на строительство. Это, на мой взгляд, хороший знак. Будем надеяться, что дальше все пойдет в таком же темпе. В конце года мы выдали много разрешений на ввод объектов, но это естественная картина: как правило, к этому времени все застройщики пытаются и стараются подчистить все свои хвосты и объекты. Предыдущий год не был исключением: в конце декабря был большой объем ввода, поэтому естественное затишье в первом квартале мы и прогнозировали. Радует, что сейчас мы уже начали выдавать разрешения на ввод жилых объектов. Это значит, что в прошлом году мы ввели то, что действительно готово, а не гнались за статистикой. Если говорить об основных задачах, то на каждый год она у нас одна, если так можно сказать, – соблюдение законодательства в области строительства. Одним из приоритетных направлений также можно назвать и налаживание работы, системы взаимоотношений с нашими саморегулируемыми организациями. В прошлом году они учились выдавать допуска, старались их больше выдать и собрать взносы. В этом году, надеюсь, они начнут реально работать, нести ответственность.

Как Вы оцениваете эффективность работы СРО? Насколько было оправдано их создание?

Мне кажется, рановато говорить о результатах, т.к. 2010 год был годом становления, годом проб и ошибок, а вот 2011 год покажет все те положительные моменты, которые ожидаются от деятельности СРО. Самое главное – должно быть отлажено взаимодействие между органами исполнительной власти и СРО. Этого мы на данный момент не видим. Хотя мы направляем рекомендации и обращаемся в СРО, реакция от них есть, есть контакт. Сейчас мы видим отсутствие именно внутри самих СРО регламентов и положений в части принятия мер в отношении компаний, допустивших нарушения. Надеюсь, что в ближайшее время эти вопросы будут урегулированы. Кроме того, сейчас сложилась ситуация, когда классификация нарушений есть, а классификации наказания – нет. То ли это будет предупреждение, то ли штраф, то ли исключение. Пока не будет отработано именно это – будут неясности. Для СРО это первые шаги, которые нужно четко регламентировать.

Какие основные нарушения Служба сейчас выявляет при ведении строительных работ в Петербурге?

К сожалению, из года в год нарушения одни и те же – это ведение работ  без разрешений, без согласованной проектной документации. Это приводит и к переделкам на объекте, и к приостановке строительства. Такие нарушения пока больше всего распространены. А дальше уже идут нарушения в области качества строительства, применения материалов и технологий. Это и самовольная трактовка тех документов, которые есть на строительной площадке, что часто приводило к остановке производства работ со стороны надзорных органов, выдаче предписаний. Здесь можно говорить и об отступлениях от проектов без согласования документации. Если такие изменения незначительны и не затрагивают несущие конструкции, безопасность объекта, то согласования проходят быстро, в рабочем порядке.  Если же подрядчики берут на себя ответственность по внесению изменения в конструктив, что влияет на безопасность, то такие случаи становятся предметом разбирательств, проект возвращается в экспертизу, пересматривается, а работы останавливаются до получения положительных заключений. Но это разовые, вопиющие случаи.

Если говорить о причинах, то в предыдущие годы хватало финансовых средств, отсутствовала подготовленная проектная документация, а сроки были сжатые. Поэтому застройщики шли по такому пути: лучше начать строить без документации и заплатить штраф. Потом эта ситуация поправилась тем, что возросли штрафы, грянул кризис. Все в совокупности привело к тому, что многие, если не сказать все, строительные организации пересмотрели свои возможности и подход к работе. Радует тот момент, что сейчас, как правило,  строители выходят на площадку во все оружие, цивилизованно и нормально начинается строительство. Подводит только то, что на площадке находятся непрофессиональные и неподготовленные исполнители, а также руководители среднего звена.

Как Вы оцениваете качество строительства в Петербурге?

Вопросы по качеству, к сожалению, возникают, в том числе на тех объектах, которые уже построены. Главным образом речь идет о скрытых дефектах, которые в момент приемки визуально не видно, определить их сразу невозможно. Они возникают уже в процессе эксплуатации. Однако отмечу, что за последнее время каких-то серьезных случаев не было.

Вы упомянули о необходимости соблюдения законодательства в области строительства. Какие коррективы необходимо внести, что ожидается в этом направлении?

В прошедшем году активно обсуждались вопросы пересмотра статуса негосударственной экспертизы. В увязке с этим рассматривался и вопрос об изменении существующего порядка выдачи разрешений на строительство. Не исключаю, что в этом году эти вопросы разрешатся. Обсуждались и вопросы, связанные с изменениями в Градостроительный кодекс по классификации опасных видов работ.

Очень бурно и на разных уровнях шла дискуссия о необходимости корректировок в части проведения тендеров. Все сошлись в том, что вопрос назрел, нужны серьезные изменения. Инициативу поддерживают и в федеральном правительстве, и в Госдуме. Как в Петербурге, так и в ряде других регионов, компании, выигравшие конкурсы на основе существующего порядка по минимальной цене, в 50% случаев срывают сроки и не выполняют обязательства. Они называют минимальную цену, получают авансы, а дальше работа не идет. То, что 16 объектов по бюджетным заказам в прошлом году не были введены в эксплуатацию, очень настораживает и доказывает, что надо коренным образом менять систему тендеров.

У нас есть информация, что в конце февраля — начале марта будут вынесены на обсуждение проработанные предложения по этому вопросу. Было бы не плохо, если бы изменения были приняты в первом полугодии.

После обрушения кровли в гипермаркете «Окей» назначалась проверка аналогичных объектов, планировалось выдать некие рекомендации. Завершена ли эта работа?

На сегодня работа в этом плане еще не завершена и следственными органами, и комиссией Минрегиона, результатов и выводов еще нет. Не дожидаясь этих окончательных выводов, мы проанализировали, какие объекты построены в Санкт-Петербурге по аналогичному проекту. Таких объектов выявилось три. Сегодня еще идет работа по полному их обследованию, объем работ большой, а в  эксплуатируемом здании не всегда удается их быстро провести. Предварительно и визуально, по внешним осмотрам никаких деформаций на этих объектах не зафиксировано, потому они и запущены в эксплуатацию. Дальше уже идет обработка полученных документов и результатов, проводятся расчеты. Надо отметить, что перерасчеты по «Окею», в котором произошло обрушение, проводились в институте Кучеренко в Москве. Пока результаты нам не выдали, но все три комиссии, работавшие от разных ведомств, первично сошлись во мнении, что аварию спровоцировал локальный снежный перегруз на небольшом участке кровли. Сейчас образцы металлоконструкций изучают в лаборатории, идут и другие исследования, поэтому говорить об окончательном выводе пока нельзя.

В Петербурге широкий общественный резонанс всегда вызывают строительные работы в центре города? Какие объекты сейчас находятся на контроле у Службы? Насколько добросовестны, на Ваш взгляд, ведущие работы в центре компании?

Работа в центре города сложная и ответственная в любом регионе, не только в Петербурге. Если все правильно рассчитано, подготовлено и соблюдено, если все делается  строго по проекту, то я не вижу в таких работах ничего сверхъестественного или страшного. Как только появляются какие-то отступления, то здесь и надо ждать конфликтных ситуаций и недоразумений. Я могу вспомнить, как тяжело начиналась стройка на Лиговском проспекте, 61-63, а сегодня это хорошая и красивая гостиница. Подрядчик тогда начал с опережающими темпами вести разборку, что и встревожило жителей, но как только все привели в соответствие, все недоразумения ушли. Зачастую застройщики сами создают себе проблемы в мелочах. Ведь все предусмотрено проектом, а они пытаются запараллелить, сделать быстрее, в другой последовательности.

Дом на Невском проспекте, 68, к сожалению, попал у нас в период разгара общественной активности. Нарушений там практически нет. Первый этап работ там завершился, а дальше уже завершиться усиление конструкций и фундаментов окружающей застройки, начнется непосредственно устройство котлована. Сейчас на месте заканчивают работу археологи. Все подготовительные работы должны завершиться в июне текущего года, а начать рыть котлован строители планируют в июле этого года. Мной дано указание с начала этого этапа каждую неделю докладывать в Службу о ходе работ и состоянии дел на стройплощадке. Проект согласован, поэтому к технической составляющей вопросов  у нас нет. Если четко все будет соблюдаться, то и никаких проблем не возникнет, не будет опасений.

Многие эксперты любят использовать термин «градостроительная ошибка». Какие объекты Вы бы могли назвать таковыми?

На мой взгляд, говорить о градостроительной ошибке можно только, если есть комплекс упущений. Ведь есть ведомство, которое отвечает за архитектуру и внешний облик, есть ведомство, которое отвечает за соблюдение всех параметров в исторической части, есть  проектная организация, подрядная организация. На стадии, когда делается проект, вроде бы все идет хорошо, есть все согласования. После этого мы выдаем разрешение на строительство. Если вся документация проверена, все согласовано, то назвать объект градостроительной ошибкой у меня не поворачивается язык: все смотрели, всех все устроило. Если после этого какие-то отступления допускает подрядчик, то это уже не ошибка – это полное безобразие.

Возьмем пример со Стокманном, я тут с мнением большинства могу согласиться, но опять же не называя это градостроительной ошибкой. Получилась такая бочка меда с ложкой дегтя: достойный объект, фасады восстановлены, но есть стеклянная надстройка. В первом квартале вместе с КГА компания должна проработать комплекс мер, чтобы обыграть ее, минимизировать негативный эффект.

А вообще, всегда стоит учитывать и субъективный фактор. Вот история с домом на Невском,68. Ведь человек может просто привык к фасадам этого дома, они примелькались, он не хочет, чтобы был другой вид, возникает возмущение, но с этим надо смириться.

Интервью Агентство “Диалог”

Назад